Rambler's Top100
БРАТ 2 - фильм Алексея Балабанова
Актеры
Новости

Концерт
Брат 1
Создатели
Актеры
Звезды
Съемки
Хоккей
Машины
Хохлы
Black & White
Чикаго
Саундтрек
Саундтрек-2
Саундтрек-1
Пресса
Фотогалерея
Вопрос - Ответ
На видео
Ваши отзывы
Фан-Чат!
Цитаты
Премьера
Статьи


Заказать DVD
Заказать
Саундтрек-2Брат-1


Нажмите здесь, чтобы увеличить Виктор Сухоруков
(10.11.1951, Орехово-Зуево)
Актер

В 1978-м окончил ГИТИС (курс В.П.Остальского, педагог Л.Князева). В 1978-1982 годах - актер Ленинградского Академического театра Комедии имени Н.П.Акимова, в 1986-1993 годах - Ленинградского (Петербургского) Театра имени Ленинского Комсомола (ныне - "Балтийский Дом"), в 1993 - 95 годах - Петербургского Государственного театра драмы и комедии на Литейном. С 1995-го - снова в Театре Комедии.

1983 "МАГИЯ ЧЕРНАЯ И БЕЛАЯ", режиссер Наум Бирман
1988 "ПРЕЗУМПЦИЯ НЕВИНОВНОСТИ", режиссер Евгений Татарский
1990 "БАКЕНБАРДЫ", режиссер Юрий Мамин
1991 "СЧАСТЛИВЫЕ ДНИ", режиссер Алексей Балабанов
1991 "КРЕПКИЙ МУЖИК", режиссер Валерий Смирнов
1992 "КОМЕДИЯ СТРОГОГО РЕЖИМА", режиссеры Владимир Студенников, Михаил Григорьев
  • Приз за лучшую мужскую роль на кинофестивале "Созвездие-92"
  • Приз за лучшую мужскую роль на третьем Фестивале российского кино в Онфлере (Франция)
1992 "ТЬМА", режиссер Игорь Масленников
1992 "КЛЮЧ", режиссер Павел Чухрай
1992 "АВСТРИЙСКОЕ ПОЛЕ", режиссер Андрей Черных
1993 "ПЛЕННИКИ УДАЧИ", режиссер Максим Пежемский
1993 "ХРОМЫЕ ВНИДУТ ПЕРВЫМИ", режиссер Михаил Кац
1994 "ШУМАН", режиссер Жак Корталь
1994 "ГОД СОБАКИ", режиссер Семен Аранович
1994 "ЗАМОК", режиссер Алексей Балабанов
  • Приз за лучшую роль второго плана (Виктор Сухоруков и Анвар Либабов) на фестивале "Созвездие-94"
1995 "AGNUS DEI", режиссер Семен Аранович (не завершен)
1996 "ОПЕРАЦИЯ "С НОВЫМ ГОДОМ", режиссер Александр Рогожкин
1997 "БРАТ", режиссер Алексей Балабанов
1997 "ВСЕ МОИ ЛЕНИНЫ", режиссер Харди Вольмер
  • За роль Ленина Виктор Сухоруков признан лучшим актером года Эстонии
  • Почетный диплом и премия Государственного фонда Kulturkapital при Министерстве культуры Эстонии
  • Специальный приз Виктору Сухорукову на фестивале "Балтийская жемчужина-98" (Рига)
1998 "ЛЮБОВЬ ЗЛА...", режиссер Владимир Зайкин
1998 "ПРО УРОДОВ И ЛЮДЕЙ", режиссер Алексей Балабанов
1998 "УЛИЦЫ РАЗБИТЫХ ФОНАРЕЙ. ОПЕРАЦИЯ "ЧИСТЫЕ РУКИ", режиссер Владимир Бортко
1998 "УЛИЦЫ РАЗБИТЫХ ФОНАРЕЙ. ДЕЛО N 1999", режиссер Дмитрий Светозаров
1999 "АЛХИМИКИ", режиссер Дмитрий Астрахан
1999-2000 "БАНДИТСКИЙ ПЕТЕРБУРГ", режиссер Владимир Бортко, телесериал
2000 "БРАТ 2"


Как актер он определяется словом "мощный". А как человек Виктор Иванович - удивительный. Строгое, взрослое мужское не заслонило в нем открытого детского, все помножено на невероятную профессиональную самоотверженность и человеческую отзывчивую щедрость. За его потрясающей пластичностью - ясная стройная твердая основа, внутри его чрезмерной эмоциональности - благодарная душа, сохраняющая себя в чистоте. И вся эта многослойность абсолютно акварельна.

Жизнь Виктора Ивановича была всякой, и он рассказывает о ней охотно, ничего не таит. Родился в Орехово-Зуеве, по маршруту Москва-Петушки, отец и мама работали на ткацкой фабрике; с детства мечтал стать артистом - и стал, театральным. Учился вместе с Догилевой, Стояновым, Томошевским... и "курс у нас был отличный, до сих пор вспоминаем друг друга". Готов был работать в Рязани, Тамбове, Ногинске... Судьба сразу дала Ленинград, академический театр, Петра Фоменко. "Мог ли я рассчитывать на такое???".

Потом был провал, и мы узнали артиста Сухорукова только в 1989-м, когда в "Бакенбардах" он жестко и страшно сыграл то, что было на улицах, - вылезшего из щели фашиста, претендующего на "наше все". Яростная театральность происходящего помогла Сухорукову в этой первой главной роли освоиться в кинопространстве; фарс, гротеск, бурлеск, притча - через них он, вопреки обыкновенному пути, шел к драме, к "незаметности", к "безусловности". И возвращался к жанру в его предельных проявлениях. Еще не раз Сухоруков сыграет "маленького человека", возомнившего о себе, - и, в частности, это будет "шестерка", изображающий Ленина в тюремной самодеятельности ("Комедия строгого режима"), и двойник вождя, становящийся вождем ("Все мои Ленины"). Попробуйте только сосчитать слои, которые актер смешивает, но не взбалтывает, - диву дадитесь (кстати, сага о неуязвимом агенте вспоминается не случайно: родители/носители дьявольщины в американском кино, за редчайшими исключениями, - одноплановые ублюдки в сравнении с нашим всеохватным универсальным Злом, которое так классно выращивает Сухоруков из элементарного быта). Работа в эстонском фильме увенчалась "государственным признанием", артист доволен; счастлив же он сейчас (как прежде - предыдущими) своей новой работой: "Брат 2" не разочарует нашего российского зрителя", - гордо и скромно говорит Виктор Иванович, и признается "Я себя даже могу похвалить в этой работе".

И действительно: картина должна навсегда определить Сухорукова в статусе звезды отечественного кино. Собственно, режиссеры, его приглашающие, отлично знают уровень артиста (не случайно уже в "Бакенбардах", как затем и в "Брате", он снимался под своим именем, которое означает "победитель); ему для бешеной популярности не хватает только штуки-другой телесериалов - или просто мелькания в телетусовках. Но Сухоруков, при всей своей нескрываемой любви к яркому, к карнавалу, как он выражается - к фантикам, - человек не поверхностный, а глубоко-тихий, нежный. Его дом полон искусственных цветов, о которых он говорит "не мертвые, а - игрушечные". А в редчайшие специальные минуты жизни он умеет взять пяльцы и, начав в центре желтенькой середочкой, заполнить ромашками и васильками всю площадь круга.



О себе сегодня:

- "Брат 2"... Только хочется сказать: спасибо тебе, Господи! Будет ли еще такое в моей жизни? Попросить: дай еще! - Бог скажет: ах ты, нахал, тебе все мало! - Да, мало! Но просить все равно не след, потому что это слишком дорогого стоит. И повторяться в жизни не может. Наверное, потому не может, я думаю, что мы не привыкли к такому хорошему - и чтоб часто. И больше скажу: в жизни только начинается светлая, ясная, хорошая, добрая, сердечная полоса - живешь и радуешься, как все замечательно складывается, такая гармония, даже с прохожими ты не сталкиваешься локтями, нет ни спотыкачей, ни заиканий, ни икоты, ни поноса в конце концов, все настолько гармонично в твоей жизни - что начинаешь настораживаться: а долго ли? А почему это не заканчивается? Это не к добру! И от хорошего я в хорошем состоянии души и тела - жду уже черной полосы.

Грустную сейчас мысль выскажу, нигде не говорил...Мне вдруг показалось, что я прощаюсь с Балабановым. Показалось, что мы, наверное, с ним расстанемся после этой картины. Если не навсегда - то, наверное, надолго. Вот такое ощущение сердечное у меня. Почему я так подумал? - Потому что слишком уж было все самодостаточно. Достойно. Взаимоуважительно. Взаимобережливо... вот какие слова подбираю, сроду таких слов не говорил. Не было ни одного ни конфликтика, ни скандальчика, ни укора-ни упрека в адрес друг друга. Понимали друг друга. И хотя Алексей как режиссер-постановщик так иногда меня передразнит: что это ты мне тут наигрываешь! Что это за ля-ля-ля-ля - и начинает кривляться, показывая, что я наигрываю или шакалю. И становилось даже как-то неловко при людях и даже как-то стыдно... - но все в меру, все в пору, и все, главное, - туда, в ту историю, которую мы сочиняли. И на мой взгляд, "Брат 2" - это будет удача русского кино.

Я в хорошем смысле бесстыдный человек. И как я сегодня себя чувствую на земле, в своей творческой жизни, могу сказать без прикрас, без церемоний, легко и замечательно. Да хорошо я себя чувствую! Самое главное, что я обнаружил в самом себе, - я не завидую другим. Благословляю окружающих меня талантливых людей. И даже благословляю на щедрый творческий путь людей, у которых и дарований-то немного. Потому что самое главное в нашем деле - как актер говорю: любить то, чем ты занимаешься. И быть упрямым в достижении цели. Но цели не корыстной, не зловредной, не гадкой, не пакостливой. Чтобы твоя цель не мучила, не делала больно окружающим людям - близким, коллегам, партнерам. И я радуюсь победам и успехам своих коллег, братьев по цеху (слово это нехорошее)... Я просто радуюсь. И это благоприобретенное качество - жизнью приобретено, опытом и конечно, скитанием - и буквальным, и душевным. И муками творчества. Как угодно можно красиво говорить, и жалостливо говорить - но все уже пройдено, проверено, испытано. И прощупано, попробовано многое было в этой жизни, начиная от подбирания окурков и бутылок на набережной и кончая шикарными банкетами в том либо ином консульстве... И конечно, я... жить я люблю хорошо. Люблю жить весело, лихо, безостановочно. Конечно, я и печалюсь-то под музыку Радио Шансон, грубо говоря. Меня и бросает-то из огня в полымя потому, что мне скучно. Я могу вертеть-крутить мебель, я хочу разбивать посуду, я хочу менять рубашки... Мне скучно жить на фоне одной краски, одного цвета. Понятно, в чем дело?

Я где-то уже сказал, что тело мое намного меньше моего "я". Моей душе необузданной и лихой и праздной тесно в этом теле, и поэтому меня и распирает. Говорят: ой, какой ты темпераментный! С полуслова заводишься! Так это не я завожусь, а изнутри брызжет. Вот в чем дело. Одни говорят, что это нервы. Другие могут еще как-то назвать... психозом навязчивых состояний. Бог его знает. Но... землю-то мы не грызем. И еще что-то соображаем.

Меня заразил бациллой кинематограф, я об этом говорил тыщу раз, и не я один: кинематограф - наркотик. И тем не менее, кино - все равно это рядом идущее. Рядом бегущее, рядом летящее искусство. Для меня главенствующее место занимает театр. Я живых человечков люблю наблюдать на эшафоте театральном. Когда живое дыхание.

Но сегодня мне в театре скучно. И более скажу, не в обиду Мельпомене. Кинематограф меня раскрыл намного шире как личность. Мою индивидуальность расшифровал намного ярче, интереснее, рискованней. В театре я все равно - лакей, Прошка, бегущий с подносом, шуршащий подошвами, скрипящий позвоночником, кланяюсь направо и налево... Все равно моя стезя последние годы - обслуживать героя, а не быть самостоятельной единицей. И я не против, если мне это удается - да ради бога. Не против. Но иногда наступает момент, когда хочется уже чего-то другого. Не о перевоплощении говорю, а именно о диапазоне.

И сегодня я в поисках. Вот главный мой секрет сегодня: ищу пьесу. Потому что через два года мне будет пятьдесят. Полвека. Это самая золотая, яркая, ясная и точная дата в жизни человека. Это именно серединка. До того и после - лишь даты. А юбилей и истинная красная цифра - полсотни. И я, конечно, хочу отметить это событие спектаклем. Вот и приоритеты мои. Спектакль, а не кино. Потому что кино от меня не зависит.

Любую пьесу ищу - современную, классическую... Есть пока только эмоциональная программа. В той истории, которую буду делать, хочу и спеть, и сплясать, и поплакать, и посмеяться...Чтобы она была динамичной, лихой, озорной, актерской, лицедейской. И, в идеале, чтоб можно было дать метаморфозу человеческого характера. То есть, развернуть человека. Вот он один - раз, и он становится другим. Или чтобы была заложена программа... я так называю - растущего цветка. Вот вылезает травиночка, потом бутончик, потом он раскрывается, и вот уже красивый цветок, он радует людей, благоухает... Потом кто-то пришел, полил его чистой прозрачной водой, вечером подошел какой-то гад, пописал на этот цветок... И потом он стареет, увядает, засыхает... дождь, ливень, снег, пурга, зима... и цветок умер. Вот такую роль хочу. Надо искать, надо думать. Лишь бы было здоровье.


Об Алексее Балабанове:

- "Брат 2" - история, в которую Леша вложил большую-большую энергию. Не говоря о том, что душу вложил, труд, это все в порядке вещей... Он очень мучительный в работе человек. Как он смотрит в монитор во время съемки! весь ведь изломается-извертится и руки себе прямо скрутит-извертит. А лицо гримасничает, будто у него высшая форма ревматизма. Он сам весь в мониторе, весь в игре. Я его очень уважаю. Я ему верю, доверяю. И благословляю его на долгий счастливый творческий красивый путь. У него все получится. И кто бы что бы ни говорил - он занимает свое место достойно, он талантливейший художник. И я заявляю это официально, нагло, эгоистически - только потому, что познавал этого человека десять лет. И имею право говорить о нем.

И вот "Брат 2"... с одной стороны его могут обозвать шлягером. С другой - могут назвать серьезным кино. Но это будет чисто российский фильм. Для нашей страны, для наших людей. Поймут его - не поймут за границей, мне не важно. В нем заложена и тема патриотизма. Фильм должен получиться обаятельным, музыкальным. Судя по материалу, который снимался, - его основная аудитория - конечно, молодежь. От пятнадцати до двадцати четырех лет. Вот эта категория зрителей - мне кажется, они его должны прочувствовать и понять. Даже убивают там... есть там сцены убийства - они не жестокие, не хищные, не пакостные. Даже в сценах убийства существует момент справедливости, вот как.

Как я стал балабановским артистом? - не знаю. Он сторонник прежде был - и мне говорил - снимать разных актеров. Я с ним спорил, и довольно жестоко. Что, Бертолуччи дурак - у него есть свои актеры? Скорсезе дурак - Роберта Де Ниро из фильма в фильм? Висконти дурак? А у Тарковского - Солоницын, Гринько... даже Бурляев. У всех великих, говорил, пусть немножко, но свои актеры были. Не вижу в этом ничего плохого. Лишь бы контакт, взаимопонимание - и взаимотерпение. И начали мы с ним работать в "Счастливых днях" - кто кому уступил, не знаю. Но возникло взаимотерпение. Это сейчас он умеет работать с актерами - раньше не умел. Мы начинали когда - будто гору сворачиваешь с ним каждый съемочный день. Он был очень тяжелый режиссер, добивался от тебя того, чего ты совершенно не понимал.

Теперь ему сорок лет. Он уже трижды был "рядом" с Канном - не в основном конкурсе, но там. Он замечен миром. За ним наблюдают. И это имеет значение - для нашего российского кинематографа. И если у него есть враги, оппоненты, люди, которые не согласны с тем, что он делает и как он это делает, - это замечательно. Наша страна богата не только талантами, но и мнениями. Мы любим поговорить, любим поспорить. Что на кухне, что на пресс-конференциях - мы поспорить любим, покритиковать, это наша стихия. Мы любим поразговаривать, и любим даже назло иногда или супротив реки плыть - ну, любим мы. Когда нам в лицо бьет волна. Вот Алесей снял "Брат 2". Он только только дает ему голос, уши, глаза, он его только пытается сейчас сделать живым существом... а уже: ну, еще никому не удавались фильмы под цифрой 2, 3, 4... А я прямо говорю: здесь получится! Я уверен. Все будет замечательно. И Алексею говорю: выше нос! У нас все получится, будет все замечательно, мы победим. Я ерзаю на стуле жизни, дожидаясь премьерного дня. И это - ссылаюсь на свою интуицию - не может быть на пустом, скромном, недосоленом месте. Здесь все в порядке. И я верю.


О Сергее Астахове:

- С Астаховым я познакомился на "Счастливых днях", это был дебют Алексея Балабанова. Считаю Астахова одним из самых талантливых сегодня кинооператоров. Он не просто оператор - он художник своего дела. Мало того, в нем не только зарождается - в нем присутствует, в его, казалось бы, технической стороне дела, уже присутствует творчество.

Он во время съемок позволял себе, и Леша это приветствовал, - построить композицию, предложить какую-то комбинацию, какую-то картинку. Он был не только в процессе операторского дела, он внедрял свои мысли, соображения, пожелания и даже замечания - в постановку фильма! И колоссально интересные вещи предлагал. Своим же операторским искусством владеет безукоризненно, безупречно! Он настолько лихой, что американцы его просто считали дураком, сумасшедшим. Именно по его поведению, по его отношению к работе и тому, что он вытворял со своей камерой - куда только ни залезал, к чему себя только ни привязывал - американцы по его поведению в работе судили обо всей нашей нации. И называли нас безумцами. Он мог привязать себя, например, к капоту машины, которая на полной скорости неслась по улице, - американцы за голову хватались, у них профсоюзы, охрана труда, прав человека... у них все. А Сережа делает кино. Он, конечно, самолюбив, он хочет быть победителем в кинематографе в своей отрасли. А он и так победитель. Другое дело, вручили - не вручили ему какую-то золотую статуэтку или нет. Да бог с ней. Он высококлассный специалист. Он настолько виртуозен в своем деле, что это уже не важно.

Сергей умеет растворяться. В режиссуре и в монтаже - таким образом, что не заметишь его швов. Я любовался его работой. У него замечательная команда, ребята свои, полный контакт. Только повернул, только шепнул, только пальчиком - все, они друг друга уже поняли. Безупречная работа. Казалось бы, - поставил камеру - снимай. А он, готовя эпизод: Леш, ты вот тут вот так можешь смонтировать, а тут отрезать, а тут вариант у тебя есть и такой... ну все, поехали. Во насколько человек профессиональнейший.


О Сергее Бодрове:

- В первом "Брате" у меня было всего пять съемочных дней и роль чисто функциональная - брат старший, киллер, присутствовал в фильме только для того, чтобы выписать младшего брата из провинции в Петербург и уступить ему место для дальнейшего сюжета фильма. Алексей-то ко всем ролям относится очень скрупулезно, и я благодарен ему: роль-то удалась, он сумел углядеть во мне такую мощно-трусливую фигуру. Старший брат - продажный, предательский; он и сильный, и в то же время гнилой, пакостный. Безэмоциональный... Там мы мало с Сергеем общались, привет-привет, а даже чая не выпили за одним столом. Теперь, опять благодаря Балабанову и судьбе, роль у меня более разнообразна, более насыщенна, яркая, с юмором, с какими-то поворотами лихими сюжетными... Я вроде как бы ничего не делаю в "Брате 2", но я - как громоотвод от младшего брата. Он существует в фильме - и за ним идет по следам опасность, беда. А я как бы сбиваю с толку эту опасность, сбиваю с пути эту беду. И они, опасность и беда, отвлекаются на меня...Вот так, если образно говорить. И весь фильм строится таким образом, что вот-вот настигнет эта опасность Данилку, но я эту беду отвожу от него, беру удар на себя.

И в этой картине мы с Сережей столкнулись очень близко, у нас было много эпизодов общих. И в результате мы, конечно, подружились. Мы подолгу-подолгу разговаривали, когда у нас были свободные вечера. О жизни, об искусстве, мы, конечно, перемывали косточки нашему брату, мы вспоминали прошлое, думали о будущем... И он мне показался интеллигентнейшим, мирным, симпатичным молодым человеком. Парень без фанаберии, без нарциссизма, прекрасный собеседник, с большим юмором. И даже мне показалось, он очень терпеливый, умеющий слушать. Может быть, я был больше многословен, чем он, но за целый месяц проживания - а мы жили с ним в Чикаго в одной квартире - ни одного конфликтика...

Серега работал профессионально, терпеливо. Он очень нежно и трепетно относился к своей роли, уважал партнеров. Его узнавали. Американские актеры-негры с ним фотографировались, брали автографы. И русские эмигранты видели картину "Брат", она там продается на кассетах, и Сережа пользовался там успехом, вниманием, дай ему бог здоровья. Конечно, на его долю выпала большая часть работы. У меня были свободные дни - у него их почти не было. И тем не менее, несмотря на усталость, он был ко мне внимателен и чуток... И я хотел оставить у него хорошее впечатление, потому что его существование в той среде, в которой пребывал я, было дружелюбным, доброжелательным, по-человечески искренним.

Сегодня скажу: Бодров - актер. Наверное, не сказал бы этого три года назад. Даже в "Кавказском пленнике", я вижу, - не актер. Теперь иное. Не знаю, что из него получилось бы на сцене. Театр и кино - это вещи несовместные... В кинематографе он познал хитрости, премудрости, замысловатости, технические средства изучил. Он познал вид искусства - кинематограф, изучил его, как науку. Другое дело, что на восемьдесят процентов до сих пор используется органичность его собственной природы. Но на восемьдесят - а не на сто. Завтра уже на тридцать процентов будет актерского мастерства. Оно приходит. Тем более с практикой. Другое дело - куда его занесет и понесет дальше. Но он настолько эрудированный, интеллектуальный человек, и эмоциональный человек, он так гармонично устроен и воспитан, что найдет себе применение. Он не будет на задворках общественной жизни, не окажется на окраине интересных событий. В любом применении будет себя искать - нигде не пропадет. Хотя для кинематографа он еще не исчерпан.

Мы на эту тему тоже с ним говорили, у нас были очень секретные разговоры, и очень серьезные откровения - как по отношению ко мне, так и по отношению к нему. И меня радовало то, что ему нравится этим заниматься. Ему нравится. А если человеку нравится - не может быть плохо. Может быть повтор - да, усталость - да, ошибка даже может произойти какая-то. Но плохо быть не может. Все равно будет существовать развитие. Прогресс. Маленький или более быстрый, но будет - только потому, что ему это интересно.

И Сергей тоже с этим согласен, и поэтому у него перспектива в жизни... она не будет пустой и невзрачной. Не будет.


О Сергее Сельянове:

- Сельянов - невидимый фронт. И я только чувствовал, как он, наверное, зеленел, синел, белел и весь больной был уже оттого, сколько усилий, труда, нервов и энергии потратил этот человек, чтобы эта картина, "Брат 2", была сделана, собрана...

Конечно, таких людей в России нынче - единицы. И уже сегодня он как личность, как художник, как организатор, как производственник, как продюсер - хотя я это слово не люблю - он заслужил место в энциклопедии. Заслужил авторитет. Заслужил, чтобы к нему, в кабинетик, в каморочку маленькую, которая завалена наградами его небольшой кинокомпании, арендующей три комнатки, - он уже заслужил, чтобы к нему очередь стояла - за советом, с просьбой, с мольбой в конце концов. С прошениями. Я однажды бесцеремонно его спросил: "Сергей Михалыч, а когда ты сам будешь снимать кино?" Потому что он сам по себе художник. У него очень авторский взгляд на мир, на людей, на природу, на космос, - а он занимается организационными вещами, и я вижу, наблюдаю иногда... Он такой скрытный! Как Берендей. Он такой "дремучий" внешне человек - ощущение, что он, ей-богу, родственник Сусанину. И живет он где-то в лесах, по роману Шишкина. Шишкова. Тулуп только снял - надел костюмчик, потому что в Питер приехал ненадолго. Он молчалив, неразговорчив, у него всегда встревоженный глаз, какая-то задумчивость. И всегда какая-то потаенная легкая-легкая улыбка в складках губ. Он очень приветлив, добродушен, терпелив до безобразия. И в результате, конечно... "Ну, когда-нибудь буду", - говорит он. Вот это его... он, как батька такой, батька. Который беспокоится о Балабанове, о других, там кому-то чего-то... И я наблюдаю - я вижу по цвету кожи его лица, что он несет такую нагрузку!.. И слышу только: он в Москве, он из Москвы, он в Москву, он уехал, приехал, прилетел, улетел, принес, унес, достал, не достал, звонит, не звонит... Как в будильнике механизм - крутятся шестеренки, шпунтики, винтики - все в нем в одном. Вот эту махину прет. Под одним словом: генеральный продюсер. А это действительно махина - производство кино, и довольно неплохого кино. Мультфильм многосерийный даже они затеяли... Я его чрезвычайно уважаю, я уважаю его фильмы... Только об одном жалею - что он сам сегодня не снимает. А ему и некогда. И только хочу ему сказать: дай ему бог здоровья! Потому что таких людей я больше не встречал.

У меня был страшный конфликт в Москве, в одном объединении... я отказался там от главной роли. Именно из-за того, что нет у них Сельянова. Нет у них сельяновщины - могу так сказать. А что подразумеваю под понятием сельяновщина? Это любовь к кинематографу, желание делать хорошее кино, быть честным, добропорядочным, любящим актеров, любящим свое дело. И желающим оставить после себя добрый, талантливый, красивый след.

И он, Сельянов, - можно сказать, образец для подражания многим, не только молодому поколению продюсеров, но и среднему. Да и взрослые товарищи, которые подались на этот путь, могут у него многому поучиться. Конечно, он не одинок, он окружен людьми, которые его понимают, это самое главное. Но ведь это тоже труд - собрать вокруг себя единомышленников, найти людей, сколотиться таким образом, чтобы не было залетных и засланных казачков в окружении, не было вреда, грязи, опасности, провокаций. Сельянов сейчас окружен замечательными людьми. У него еще, конечно, нюх на талантливых людей - потому что сам талантлив.

И он обрел - может, и раньше она была, я с ним тогда не работал, - у него и производственная жила очень серьезная. Потому и компания "СТВ" мне кажется сегодня самой продуктивной по качеству. И заслуга главная в этом - в отце, в Сергее Михайловиче Сельянове.



-------
В начало | Новости | "Обратно в Америку" | Концерт | Брат 1 | Создатели | Актеры | Звезды | Съемки | Хоккей | Машины | Хохлы | Black & White | Чикаго | Саундтрек | Саундтрек-2 | Саундтрек-1 | Пресса | Фотогалерея | Вопрос - Ответ | На видео | Ваши отзывы | Фан-Чат! | Цитаты | Премьера | Статьи


-------